Тюмень, ул.Мельникайте, 111
+7 (3452) 68-14-14
понедельник-пятница
с 7.00 до 18.00
суббота
с 9.00 до 15.00
Логин (или e-mail):
Пароль:
Регистрация
Забыли пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Ученый Тюменского кардиоцентра год стажировалась в легендарной клинике мира

24 Июль 2019, Среда

В июле 2019 года завершилась стажировка научного сотрудника Тюменского кардиоцентра, к.м.н. Анны Солдатовой. Пройдя многоступенчатый отбор, она получила стипендию Фуллбрайта (Fulbright Foreign Student Program) — это программа, предоставляющая грант на обучение в США. Чтобы выполнить свой научный проект в рамках полученного гранта, Анна выбрала лучшую и крупнейшую клинику мира — Мэйо.

Стипендию Фуллбрайта выдают специалистам в области искусства и науки, в том числе медицины. За все время существования программы более 370 000 человек из 160 стран мира стали ее участниками. Эта программа полностью спонсируется за счет бюджета Соединенных штатов Америки. Чтобы ее получить, нужно пройти три этапа: утверждение научного проекта, собеседование с представителями программы Фуллбрайт в России, проверка проекта и всей документации специалистами из Америки. Научный проект Анны изучили специалисты в области медицины. Среди российских участников программы доктора встречаются редко: в этом году Анна была единственным представителем.



— О чем твой научный проект и почему ты хотела выполнить его именно в Америке?

— Мой проект касался выявления механической диссинхронии у пациентов при отборе на сердечную ресинхронизирующую терапию (прим. сердечная ресинхронизирующая терапия или СРТ – современный эффективный метод лечения хронической сердечной недостаточности). Мне было интересно проверить наши результаты на другой группе людей, так как сегодня в Мэйо более 2500 пациентов с имплантируемыми устройствами для СРТ. Я ставила перед собой еще одну цель — освоить новые эхокардиографические методики, которые сейчас мы можем применять и у наших пациентов. После утверждения проекта я проходила устное собеседование с комиссией, в которую входили представители программы Фуллбрайт в России, преподаватели из МГУ, выпускники программы. Они оценивали личностные качества претендента: способность адаптироваться в незнакомой обстановке и коллективе, уровень владения английским языком и другие. Затем оставалось согласовать все с принимающей клиникой. Свой проект, еще до утверждения стипендии, мы с моим научным руководителем, профессором В.А. Кузнецовым отправили в клинику Мэйо. И в тот же день получили от них гарантийное письмо, в котором они отметили высокий интерес к нашей работе и готовность принять меня. Это стало весомым аргументом в утверждении моей кандидатуры на получение гранта.

На окончательное согласование с момента подачи документов на конкурс программы прошло больше года. В августе 2018 года ученый получила положительный ответ. Кстати, большой плюс этой программы — возможность взять с собой близких родственников. С Анной в Америку отправились муж и двое маленьких детей.



— Думаю, поддержка близких сыграла основную роль в том, что я в принципе решилась участвовать в этом проекте, — говорит Анна. — После подтверждения я, как и все участники программы, получила письмо из Белого дома от Президента США Дональда Трампа. В нем он от имени американского народа поздравил меня с возможностью представлять нашу страну в качестве участника Государственной программы обмена, пожелал получить уникальный опыт, познакомиться с новыми людьми и изучить их страну с богатой культурой и историей.

— С чего началась стажировка?

— Была небольшая предотъездная ориентация в Москве. Но, конечно, чувствовалось, что в практическом плане мы абсолютно не готовы. Программа направлена на адаптированных людей, поэтому никто не встречал нас в аэропорту, практически никакой помощи не было. Это большой стресс, — уже с улыбкой вспоминает Анна. — Но и непередаваемый опыт выхода из зоны комфорта. Повезло, что мы смогли быстро найти жилье рядом с клиникой. В городе, в который мы приехали, много русскоговорящих людей, готовых быстро прийти на помощь. Они очень дружелюбные и открытые. Клиника Мэйо — огромная структура. Ее штат составляет около 52 000 человек (прим. – для сравнения — в Тюменском кардиоцентре работают около 730 сотрудников). Она находится в Рочестере, штат Миннесота. Зимой здесь ужасно холодно, дуют сильные ветра, поэтому в городе активно действует система подземных переходов. Городок небольшой, всего 100 тысяч населения, то есть половина из них — это сотрудники клиники. Здесь оказывается медицинская помощь по всем профилям.



— Как проходила подготовка к научной работе?

— Я была на должности научного сотрудника. Приступила к работе через неделю после приезда. Все началось с ознакомительной встречи, которую обязательно проходят новые сотрудники клиники. Она включает в себя лекцию об истории учреждения, о правилах работы и взаимодействия с коллегами и пациентами. Но как только я приступила к работе, меня отправили в свободное плавание. Пришлось со всем разбираться самостоятельно. На начальных этапах научный куратор оказывала минимальную помощь. Только через несколько месяцев я поняла, какой это был плюс. На научную стажировку приезжают люди со всего мира, и, так или иначе, в течение первых месяцев ты контактируешь со всеми, каждый как-то помогает тебе. Потом и я также помогала новеньким. Так, например, трое из них стали для меня по-настоящему близкими друзьями. Я очень надеюсь, что мы сможем сохранить не только научное сотрудничество, но и крепкие дружеские отношения. Кстати, для знакомства с коллегами я подготовила презентацию о нашем центре и о городе Тюмени. Все хорошо ее восприняли, было много вопросов! Пригласила всех к нам в гости! Что касается научной работы, то система хранения и поиска какой-либо информации о пациентах в клинике очень запутанная. Только через три месяца я получила доступы ко всем программам и смогла заняться научной работой. Звучит смешно, но каждый, кто был в клинике Мэйо, это поймет. Мое рабочее место было в эхокардиографической лаборатории. Это огромная территория! На этаже было около 50 кабинетов, в которых ультразвуковые исследования выполняются целый день. УЗИ делают специалисты-сонографы, а затем доктор смотрит изображения и подписывает заключение. Без специального разрешения прямой контакт с пациентами запрещен, но мне разрешили выполнять ультразвуковые исследования в рамках моего проекта. Все пациенты реагировали на это позитивно. Научная база клиники огромна, там всегда обучается много людей, поэтому это воспринимается нормально.



— Расскажи о докторах клиники? Кто выполняет ультразвуковые исследования в Мэйо?

— Девиз всей их команды — «нужды пациентов превыше всего». Этот принцип соблюдается беспрекословно и действия каждого сотрудника каждую минуту на каждом этапе обследования и лечения направлены на это. В клинике Мейо поражает коллективный подход к работе. Даже самые именитые и опытные доктора не стесняются говорить, что чего-то не знают. Они всегда готовы посоветоваться с коллегами, а коллеги всегда готовы помочь. Интересно, что в отделении УЗИ доктора и сонографы каждый день меняются, работают по принципу «вертушки». Их протокол настолько унифицирован, что любой врач может работать с любым другим сотрудником, с любым аппаратом, что в конечном счете большой плюс для пациента. В стационарных отделениях большую нагрузку берут на себя медицинские сестры. Именно они доверительно беседуют с пациентом, ведут основную документацию, выясняют все подробности его состояния. А у доктора есть возможность пообщаться с пациентом не только о заболевании, но и поговорить о чем-то отвлеченном, что расслабляет, внушает доверие, успокаивает. Также всегда на обходе с врачом и медсестрой присутствует менеджер по качеству, готовый решить все сервисные вопросы.



— Правда, что там не носят белые халаты?

— Да, в клинике Мэйо провели исследование и выяснили, что пациенты так чувствуют себя комфортнее. Чтобы не дистанцировать врача от пациента, решили ввести классический дресс-код. Все носят чипированные бейджи, которые различаются по цвету. У меня был серый, по нему все понимали, что я приезжая и нахожусь здесь на научной ставке. Клиника всегда открыта — 24 часа в сутки. Сотрудник может пройти в любое отделение и когда угодно. Так они показывают свою открытость для общения, для обмена опытом.

— А что насчет научной и практической открытости?

— И в этом тоже действует политика открытости! В Мэйо не скрывают свои проекты. Они с огромным удовольствием делятся информацией. Тактика при выполнении любого научного проекта следующая: прежде чем начать, исследователь пишет подробный запрос, обосновывает материалы, которые ему могут понадобиться, актуальность исследования, делает обзор литературы — а это уже практически целая статья. Затем этот запрос обрабатывают врачи, юристы, специалисты по статистике, эпидемиологии и другие эксперты. Проходит больше месяца, прежде чем тебе вообще разрешат хоть к чему-то приступить. Вся информация о пациентах в базе закрыта, все четко регламентировано. Получить данные можно, только когда у тебя есть одобренный протокол исследования. При этом нельзя будет ни на один шаг отступить от того, что в нем указано. Любые изменения согласовываются дополнительно. Это делается, во-первых, для защиты персональных данных пациентов, и конечно, для повышения качества научных исследований.



— Пациентов они любят — это отлично, а сотрудников?

— Вообще они все очень трудолюбивы, их рабочий день начинается с 6:00. В 6:30 – 7:00 уже проходят тематические лекции. И это нормально! Днем снова лекции, где кормят очень вкусным обедом — «lunch and learn». Это на самом деле удобно: можно слушать интересную лекцию и при этом вкусно обедать. Есть круглосуточные столовые почти в каждом корпусе, фитнес-клуб, который открыт 365 дней в году, бассейн. Все плакаты и листовки, размещенные в центре, напоминают о том, что сотрудники заботятся о своих пациентах, а клиника — о своих сотрудниках. Активно внедряются различные скидки, бонусы для сотрудников, льготное страхование здоровья, стоматологическая помощь, материальная поддержка для сотрудников, чьи дети получают высшее образование и т.д.



— Чем закончилась стажировка? Ты продолжишь заниматься наукой, сотрудничая со специалистами из Мэйо?

— Суть гранта — обмен профессиональным и культурным опытом. В клинике я за период прохождения стажировки набрала научный материал. Сейчас готовлю его для научных публикаций. Продолжаю удаленное сотрудничество с коллегами из Мэйо: я все еще задействована в нескольких проектах. В итоге за все время стажировки я выполнила четыре научных исследования: несколько их проектов и параллельно свой, на который и получила грант.

— Хотелось ли тебе остаться?

— Самый популярный вопрос! Меня все об этом спрашивают. И нет, ни капельки. Мне приятно было оказаться дома. У нас в Кардиоцентре все прекрасно! Многие ученые из России говорят, что хотели бы вернуться обратно и, возможно, кто-то действительно вернется. В Америке тоже есть свои недостатки и трудности.



— Самое большое отличие между нашими учреждениями, на твой взгляд? Кроме объемов работы, конечно.

— У нас больше общего, а все отличия минимальны. В нашем центре наука и практика — одно целое. В клинике Мэйо лечение пациентов преобладает, однако наука всегда идет рядом. Если в Мэйо делают научное открытие, оно служит поводом для смены клинических рекомендаций, которые соблюдает весь мир. Но заниматься наукой в Кардиоцентре удобнее и в чем-то проще. Мы похожи в командной работе, в мультидисциплинарном подходе к лечению. Пациенты выбирают Мэйо за отношение к ним, за сервис. Там им пропитано все! А лечение и оборудование на уровне любой другой клиники.

— А какие у тебя сейчас планы?

— Очень надеюсь, что смогу привнести новое в свою работу в Кардиоцентре. Уже есть идеи по взаимодействию со студентами нашего медицинского университета, например. Безусловно, я рада, что получила возможность посетить лучшее медицинское учреждение в мире. Но не менее рада я была вернуться в любимый дом и к родной команде, чтобы продолжать свой путь во благо здоровья наших пациентов.




Возврат к списку